«Объединенная зона безопасности» Пак Чханука

К 71-й годовщине начала Корейской войны (06.25 전쟁).

Хван А. Г., киновед

Вероятно, самое крупное политическое событие в истории межкорейских отношений, случилось летом 2000 года, когда президент РК Ким Дежчжун и руководитель КНДР Ким Ченир встретились в Пхеньяне. Эту встречу подробно освещали десятки журналистов и телекомпаний Южной Кореи. Все граждане Республики Корея своими глазами видели, что два Кима встретились, как добрые друзья. Южнокорейские телекомпании вели прямую трансляцию эпохальной встречи лидеров двух корейских государств, первой после окончания Корейской войны. Все корейцы были очевидцами  дружелюбного диалога, когда Ким Ченир спросил Кима Дечжуна, что тот ел на завтрак, тот шутливо ответил, что утром он слегка перекусил потому, что знал, что его угостят на Севере и т.д.

Самым важным культурным событием, случившимся в сентябре 2000 года, стал оглушительный успех фильма «Объединенная зона безопасности» (JSA: Joint Security Area, Gongdong gyeongbi guyeok JSA , 2000) режиссера Пак Чханука (Park Chan-wook, 1963).  Вероятно, как только было объявлено о предстоящем визите президента РК в КНДР, на киностудии «Мюнфильм» (Myung Film prodution) продюссер Ён Ли (Eun Lee) предложил режиссеру  Пак Чхануку написать сценарий на тему межкорейских отношений.

Фантастическая история встречи пограничников Северной и Южной Кореи, воспитанных в атмосфере пятидесятилетней вражды и ненависти, быстро превратившаяся в братскую дружбу и  оборвавшаяся «кровавой баней», понравилась продюсерам. На территории кинокомплекса в Намянчжу (Namyangju) началось строительство огромной декорации: 90%-ой копии пограничного села Панмунчжом (Panmunjom), разделенной государственной границей КНДР И РК по 38-й параллели. Строительство объекта обошлось студии в солидную сумму – около $800,000. После съемок декорации «Панмунчжом» стали полноценным туристическим объектом.

Творческая группа, во главе с режиссером Паком Чхануком, приступила к экранизации детективной повести Пак Санёна (Park Sang-yeon, 1972) об убийстве трех северокорейских пограничников и ранении одного солдата южнокорейской армии при невыясненных обстоятельствах. Расследование инцидента было поручено офицеру из нейтральной страны (Швейцарии) этнической кореянке, майору швейцарских войск Софи Чан (Sophie Jean / Sophie E. Jean).

Невероятная история о дружбе двух парней из Южной Кореи – сержанта Ли (Lee) и рядового Нама (Nam) с ветераном Народной армии КНДР старшиной О (Oh) и рядовым Чхве (Choi), трагически оборвавшаяся перестрелкой, придумана не случайно. Слишком часто корейцы задумываются о затянувшемся военно-политическом противостоянии, навязанном двумя непримиримыми политиками – демократом Ли Сынманом и коммунистом Ким Ирсеном.

Анализ содержания фильма «Объединенная зона безопасности» необходим потому, что по действиям и словам героев можно представить тот круг вопросов и ответов на них на тему ДМЗ (демилитаризованной зоны – границы между севером и югом Кореи), которые обсуждали в начале 2000-х годов граждане Республики Корея.

Для подавляющего  большинства зрителей трогательная история дружбы корейцев, разделенных границей – реализованная мечта миллионов граждан Южной Кореи: подружиться со своими северными сородичами.

В фильме старшина О и рядовой Чхве – обычные корейцы, с которыми можно пошутить и выпить. А южнокорейские ребята, проходящие срочную службу, сержант Ли и рядовой Нам – еще совсем мальчишки. И выглядят они намного инфантильнее своих северокорейских братьев.

В эпизоде ночных учений сержант Ли случайно встречается с северокорейскими пограничниками. Опытный старшина-северянин О спасает испуганного сержанта-южанина Ли, наступившего на мину. В благодарность за спасение сержант Ли угощает северян сигаретами, а рядовой Чхве, воспитанный в суровых условиях военного коммунизма, удивляется, когда видит, что его южнокорейский «противник» плачет: «Такой взрослый и плачет!»

Действительно, плаксивость южнокорейских киногероев постоянно используется режиссерами, как один из самых выразительных психологических приемов, унаследованных с первых дней корейского кинематографа. Герой-любовник постоянно жаловался на свою судьбу и проливал слезы, чем вызывал сочувствие у публики, не зависимо от пола.

Режиссер   Пак Чханук, возможно, интуитивно и точно подметил, что северокорейские кинематографисты увлечены образами сильных мужчин, не позволяющих себе никаких слабостей. А в южнокорейском кино, более снисходительном к мужским слабостям, героям всех возрастов всегда позволялось и ошибаться, и раскаиваться, и грустить со слезами на глазах и страдать с громким плачем.

Разумеется,   Пак Чханук не ставил перед собой цель: добиться полной достоверности. Гораздо важнее было показать, что на небольшом клочке земли, может произойти настоящее мирное объединение корейцев, братание корейцев-пограничников. Несмотря на то, что герои были воспитаны в атмосфере ненависти и страха, эти четверо корейцев получили уникальную возможность проявить добрую волю. Поэтому южнокорейский режиссер Пак Чханук показывает, что бытовые условия у северян и южан, служащих на границе, почти одинаковые. Например, в крохотной землянке северян есть музыкальный центр, на котором старшина О и рядовой Чхве с удовольствием слушают кассеты, переброшенные через границу сержантом Ли.

Или в эпизоде очередного визита сержанта Ли в гости к северянам,  рядовой Чхве удивляется, что в Южной Корее служат всего два года и два месяца, он говорит: «У нас служат 13 лет». Это не совсем так, известно, что в Народной армии КНДР служат 5-10 лет и больше, это дает право всем демобилизованным военным поступить в ВУЗы КНДР и сделать неплохую карьеру. Но южнокорейским гражданам об этом, может быть, неизвестно. Любая информация о КНДР до сих пор в РК официально закрыта.

Однажды сержант Ли, после своего ночного визита на Север возвращается по мосту Невозвращения и сталкивается с рядовым Намом. В следующем эпизоде сержант Ли приглашает Нама пойти вместе к северокорейским друзьям-пограничникам. Рядовой Нам не решается перейти границу. Ли его убеждает: «Пятьдесят лет наших страданий и бесчестья…»

Ли приводит растерянного Нама. Старшина О подает новому гостю руку, Нам замер в нерешительности. Сержант Ли его подбадривает. Тогда южанин Нам робко подает руку, а северянин О рывком прижимает к себе Нама: «Будь теплее». Так режиссер Пак Чханук перефразировал знаменитую «Политику солнечного тепла» президента Ким Дечжуна.

Но рядовой Нам находится под влиянием старых пропагандистских предрассудков и говорит Ли: «Говорят, они вербуют к себе». Сержант Ли ему объясняет: «Встретились люди одной крови. Что мы выдадим какие-то секреты?» Рядовой Нам соглашается: «Да мы и не знаем никаких секретов».

Самым выразительным эпизодом в фильме, в котором авторы показали достоинство и смекалку северокорейских солдат, это встреча друзей, на которой старшина О с удовольствием засовывает в рот знаменитое (теперь и в странах СНГ) печенье «Чоко-пай» (Choko Pie). Старшина сам себя спрашивает: «Эх, когда у нас научатся такое печенье делать?» Сержант Ли предлагает: «Брат О, ты не хотел бы перейти к нам? Ел бы «Чоко-пай», сколько захочешь». Повисает напряженная пауза. Рядовые Чхве и Нам испуганы. Старшина О выплевывает недожеванное печенье себе в ладонь и прочувствованно, как на партийном собрании, отвечает: «Я мечтаю о том, когда мы объединимся, и у нас будут делать такое же печенье. А пока я буду есть это», –   и снова отправляет недожеванное печенье себе в рот.

Пак Чханук очень остроумно решает сцену, когда южане и северяне рассуждают о возможности новой братоубийственной войны. Рядовой Чхве предлагает написать друг другу справки о лояльности. Старшина О его прерывает: «Если янки начнут войну, то не выживет никто». Но друзья, на всякий случай, обмениваются адресами, фотографируются на память, как это принято у южан. Сержант Ли в фуражке северокорейского старшины О, который обнимает рядового Чхве. Рядовой южнокорейской армии Нам хитрит, и просит друзей встать поближе друг другу, потому, что  на стене землянки северокорейских пограничников висят портреты Ким Ирсена и Ким Ченира, когда герои встали поплотнее, Кимов за их головами стало не видно.

Также Пак Чханук иронично показывает учения южнокорейских пограничников. Офицер объясняет задачу: «Расстреляем ящик патронов и вернемся». На нейтральной полосе подожгли траву, взрываются мины. Ли и Нам стоят и смотрят на север, Ли предлагает: «Давай больше не будем на ту сторону ходить». Рядовой Нам напоминает, как внимательный друг, привыкший к давно установившемуся порядку: «У Чхве скоро день рождения, сходим в последний раз». Сержант Ли, как старший друг, советует: «Когда я уволюсь, один туда не ходи».

Хочется верить, что в южнокорейской армии именно такие теплые, доверительные отношения между сослуживцами. Хотя во многих интервью Ким Кидока-младшего, пять лет прослужившего в морской пехоте, режиссер не отрицает наличия дедовщины в южнокорейских войсках.

Пацифист и гуманист   Пак Чханук соединил две главные темы, постоянно присутствовавшие во всех фильмах, посвященных межкорейским отношениям. Тему горизонтальных связей, народной дипломатии, искренней мужской дружбы, возникшей между южнокорейскими и северокорейскими пограничниками. И нестабильность межкорейских политических отношений, которые, в реальности, могут трагически прерваться в любой момент. Именно поэтому тема политической вражды северян и южан  заканчивается суматошной сценой перестрелки.

В последний свой визит подвыпивший Нам неосмотрительно открывает дверь землянки и сталкивается с  северянином лейтенантом Чоном (Cheong), который выхватывает свой пистолет. Южанин Ли быстро вытаскивает свой. Растерянный Нам прячется за спиной Ли. Испуганный Чхве замер у стены с пистолетом. Только старшина О сохраняет спокойствие и просит всех опустить пистолеты. Рядовой Нам шепчет Ли: «Это они все подстроили». Старшина О кладет свои ладони на пистолеты Чона и Ли, и медленно опускает их.

Но Чхве оступается, падает, включает музыкальный центр и в комнате громко раздается южнокорейская песня. Лейтенант Чон снова тянется к пистолету, но первым стреляет Нам. Сначала он убил Чона, потом в упор расстреливает удивленного Чхве и собрался расстрелять Ли и О. Растерянный Ли хотел выстрелить в лицо О, но произошла осечка.

У Нама истерика. Старшина О быстро берет у плачущего Нама пистолет и добивает лейтенанта Чона, потом быстро вытирает кровь на пистолетах Ли и Нама, и выпроваживает их. Когда южане уже в дверях, старшина О окликает Ли, и тот, по-дружески, стреляет ему в плечо. Испуганный Нам бросил ковыляющего Ли и убежал. Старшина О выкидывает в реку все, что было на столе.

Звучит тревога. К мосту Невозвращения прибежали пограничники с обеих сторон. Суматошная перестрелка. Ли хромает в сторону Юга по мосту, падает и видит, как над ним в обоих направлениях летят тучи пуль. Это – зримая память о прошлой Корейской войне или прелюдия будущей, которая может прервать перемирие в любой момент. Ли чудом остается жив во время интенсивной перестрелки. А напуганный рядовой Нам прячется на посту.

Помимо проблем мирного объединения,   Пак Чханук показывает, что любая случайность и душевная слабость некоторых корейцев может помешать мирному объединению страны. Когда Ли и Наму предлагают пройти через киллер-полиграф – аналог детектора лжи, замученный раскаянием Нам пытается застрелиться из пистолета, который он ловко выхватывает у одного из следователей. Тот кричит: «Он не заряжен!» Тогда Нам выбрасывается из окна.

Майор Софи Чан и сержант Ли, сидевшие в другой комнате, слышат шум. Ли с ужасом видит в окне искаженное лицо падающего Нама. Рядового Нама увозят в госпиталь. А разъяренный Ли кидается на Софи и пытается ее задушить. Его оттаскивают. Элементы триллера Пак применяет в современной драме, чтобы усилить трагическую обреченность молодых южан, успевших подружиться со своими врагами-братьями.

Проницательная Софи догадывается, что инцидент произошел не из-за ненависти, а из робкой попытки искренней дружбы корейцев, разделенных военно-политическим противостоянием. В домике за переговорным столом сидят старшина Народной армии КНДР О, майор швейцарских войск Софи Чан и южнокорейский сержант Ли. Софи отдает папки с рапортами: «Еще раз посмотрите свои рапорты. О, простите, я перепутала».

Для девушки, выросшей в другой стране, конфликт корейцев кажется трагическим недоразумением. Поэтому, когда она показывает видеозапись, на которой Нам пытается застрелиться, засунув дуло пистолета в рот, Софи сообщает мрачным мужчинам, что Нам жив, но в коме. Сержант Ли с облегчением  начинает плакать, он готов во всем признаться. Южане-мужчины не стесняются своих слез, но эти слезы очень удивляют и вызывают раздражение северян (и зрителей, родившихся в СССР). «Возмущенный», не заинтересованный в признаниях слабака Ли, старшина О бросается на южанина, избивая его, он громко выкрикивает лозунги: «Да здравствует Верховный главнокомандующий Ким Ченир!» Довольные офицеры-северяне забирают бравого старшину и гордо удаляются. А избитый сержант Ли приходит в себя и понимает, что грозит старшине О, если раскроется истинная причина перестрелки.

В беседке, в которой все туристы Республики Корея могут посмотреть на кусочек КНДР, руководитель нейтральных войск в Пханмунчоне генерал Бота (Botta) подает Софи папку со словами: «Мир и правда здесь, в Пханмунчоне, несовместимы… После Корейской войны… 76 человек из 170 тысяч попросили принять их в нейтральные Швецию и Швейцарию, те отказались… Южнокорейский генерал Пэ (Bae) узнал, что ваш отец – Чан Янву (Jean Yang-woo) отправился в Аргентину, там женился на швейцарке… так вы выросли в Женеве. Теперь генерал Пэ против того, чтобы дочь коммуниста продолжала расследование…  Встретимся на Женевском озере».

Как бы в доказательство того, насколько далеки и равнодушны европейцы к проблеме разделения Кореи, режиссер показывает столб с дорожными указателями: «Женева через Сибирь». Но кореянка по отцу Софи, проявляет самую главную черту национального характера – упорство. Несмотря на то, что ее отстранили от дела, она решила довести расследование до конца. Сначала она предлагает сделку сержанту Ли, тот рассказывает ей, почему он не сопротивлялся «врагу» старшине О. Затем Софи и поправившийся старшина О задумчиво курят на нейтральной полосе. Софи, глядя в сторону северокорейских наблюдателей, говорит: «Слышала, что вы покидаете Пханмунчон. Сержант Ли отправляется в госпиталь, что-нибудь ему передать?» Тогда старшина О тайком отдает Софи зажигалку «Zippo», подарок брата Ли.

Софи отдает зажигалку Ли и говорит, что старшина О рассказал, что рядового Чхве убил сержант Ли. Молодой южанин психологически оказался совершенно не готов бороться за свою жизнь, несмотря на «помощь» северянина О, который решил «разделить» убийства между двумя погибшими друзьями. Возможно, Ли испугался нового витка расследований, он, также ловко, как Нам, выхватывает у одного из сопровождавших пистолет, засовывает дуло себе в рот и стреляет.

Эпизод, привычный для южнокорейских граждан, показан в фильме дважды. В середине фильма репортажно показана очередная экскурсия иностранцев в Пханмунчоне. Блондинка решила поправить бейсболку, но резкий ветер унес ее за отметку границы между Югом и Севером. С северной стороны границы бравый старшина О быстро подходит и с улыбкой подает девушке бейсболку.

(План сверху) Девушка берет свою бейсболку, сопровождающий туристов американец в камуфляже благодарит пограничника КНДР по-корейски: «Спасибо». Какой-то иностранец с фотокамерой пытается снять северянина с человеческим лицом. Но южнокорейский пограничник закрывает ему объектив.

В финале фильма улыбающийся старшина О протягивает красную бейсболку блондинке. Камера отъезжает и мы видим рядового Чхве, который смотрит на рядового Нама в очках. Иностранец пытается сфотографировать северянина О, но объектив растопыренной ладонью закрывает южанин Ли. В Пхамучжоне все спокойно.

Режиссер объясняет зрителям: такая история могла бы произойти с этими корейцами-пограничниками, охраняющими границу, которую провели между ними. И эти четверо пограничников живы потому, что никогда не общались и не дружили друг с другом. Просто потому, что они – корейцы, охраняют границу между двумя половинами когда-то единой страны Кореи и единого корейского народа.

Кореевед Татьяна Габрусенко в своей рецензии на фильм «Объединенная зона безопасности» заметила, то, «что действие происходит именно на корейской границе ощущается как случайность, ибо ровно то же самое можно было бы снять про любых пограничников – особенно служащих на границе образовавшейся посреди когда-то единого государства… Так что из России подобные корейские фильмы воспринимаются не как что-то далекое-экзотичное, не как «великие трагедии древности», но как свое-родное».[[1]]

    Но разъяснения режиссера Пака Чханука на невероятность всего происходящего в фильме «Объединенная зона безопасности» не устроили ветеранов южнокорейской армии, обвинивших кинематографистов в попытке выставить пограничников РК на посмешище. В сентябре 2000 года, когда во всех кинотеатрах Сеула фильм завоевывал звание нового национального кинохита, несколько членов Ассоциации ветеранов-пограничников Объединенной зоны безопасности (JSA Veterans’ Association) попытались штурмом взять офис киностудии «Мюнфильм».[[2]]

Старики-ветераны побили окна, угрожали работникам студии и требовали, чтобы в начале и в конце фильма зрителям громко и настойчиво объясняли, что все происходящее в фильме – вымысел. Это еще раз доказывает, что старшее поколение кинозрителей, приученное к многочисленным биографическим фильмам, снятым в реалистической манере, любой фильм воспринимает только как точное отражение действительности.

Возможно, ветераны находились в состоянии психологической и боевой напряженности. Заключение перемирия – это не прекращение войны. И ветераны-пограничники РК прекрасно помнили инцидент, произошедший 18 августа 1976 года. В тот день американские военные пересекли демаркационую линию, чтобы обрубить ветки тополя на территории КНДР. Разросшееся дерево мешало вести наблюдение за всем происходящим на территории КНДР с южнокорейского  блок-поста. Северокорейские военные потребовали покинуть свою зону ответственности. Американцы отказались и тут же были атакованы дубинками и топорами. Двое американских военных были зарублены насмерть, девять получили серьезные ранения.[[3]]

Через три дня американский инженерный взвод и южнокорейский спецназ провели внезапную масштабную спецоперацию по вырубке тополя. 42 минуты в воздухе демонстративно присутствовали вертолёты и самолёты США. Также намеренно был оставлен пень высотой 6 метров.[[4]] Вполне вероятно, такие конфликты возможны и сегодня. Значит, Корейская война продолжается до сих пор.

Фильм «Объединенная зона безопасности» режиссера Пак Чханука, полный доброжелательности и открытости, внес свой значительный вклад в реальное примирение корейцев, живущих на всем полуострове. Все равно, корейцы не исключают, что Северная и Южная Кореи когда-нибудь объединятся. Если им не помешают. Именно эту проблему  отмечают многочисленные общественные организации, занимающиеся вопросами мирного объединения Кореи.