Евгения Ким: «В танцах остаются только сильные»

Руководитель детского ансамбля «Чанми» Евгения Ким — невероятная женщина. Она знает, как дирижировать хором, смешивать коктейли, сводить кассу, находить недостачу мяса в ресторане и ставить яркие танцевальные номера. Ее «чанмишки» выиграли в прошлом году конкурс «Жозиба болажонлар» на канале ZOR-ТВ.

«Куда с твоей азиатской внешностью в актрисы?»

Я с 16 лет работаю с детьми: начинала еще пионервожатой в школе. Потом поступила в Ташкентский государственный институт культуры, причем случайно. Вообще с детства мечтала стать актрисой, хотя сестра Аза пыталась спустить с небес на землю: «Куда с твоей азиатской внешностью в актрисы? Кого играть будешь?». Сама она училась в педагогическом университете имени Низами. Однако я уезжала из родного поселка в Сурхандарьинской области с твердым намерением поступить на факультет театрального искусства. К сожалению, набор оказался закрыт, и мне посоветовали попытать счастья в институте культуры.

По специальности я — хоровик-дирижер

Специализацию хоровика-дирижера тоже выбрала случайно — просто туда еще принимали документы. Оформила бумаги, начала готовиться: повторила русский язык и литературу, прошлась по географии Узбекистана, вызубрила учебник «Элементарная теория музыки». И за неделю до экзамена, приехав в очередной раз в институт, услышала от случайной преподавательницы: «Девушка, а вы специализацию готовите?». Я же ни сном, ни духом. Оказывается, другие абитуриенты уже два месяца репетируют произведение для экзамена — нечто сложное вроде «Реквиема» Моцарта. Мне же дали коротенькую песенку «Гайдар шагает по стране», объяснили, как стоит хор, где альт, где сопрано, и пояснили, что главное — энергия. Вот тут пригодились актерские данные! На экзамене я изобразила очень энергичное дирижирование.

Общеобразовательные предметы сдала хорошо. На экзамене еще подсказывала соседке по парте. Привыкла жить по-колхозному: все вокруг друзья, а друзьям надо помогать. После экзамена сестра сказала, что не стоило так делать.

Уезжала я в родной поселок в полной уверенности, что провалилась. Меня невзлюбила одна преподавательница из приемной комиссии. За плечами других абитуриентов Успенка, музыкальное училище имени Хамзы, а я приехала с периферии, ничего не знаю и не умею. Так я заранее смирилась с провалом. А через пару недель, помню, сижу на улице, мою посуду и вдруг вижу сестру, которая идет по дороге и кричит: «Женя, ты поступила!». Я оказалась девятой — последней в списке поступивших.

«Тетя Женя, быстрее, кя-хе!»

Я ни дня не работала по профессии. Танцевала четыре года в ансамбле «Корё» Маргариты Хан, где влюбилась в сдержанный традиционный корейский танец. Потом родители переехали в Чирчик, и я тоже. Днем трудилась хореографом в детском саду, вечером — певицей в ресторане. Пела популярные песни из репертуара Лолиты, Hi Fi, но больше всего любила шансон.

Возвращение в Ташкент состоялось в 2012-м году. Тетя помогла устроиться помощником повара в ресторан Garden на Сергели. Через две недели от нас внезапно ушел повар, а мне сказали: «Женя, теперь ты повар корейской кухни. Рука у тебя вкусная, а скорость наработаешь». Никогда не забуду окошечко раздаточной, в которое втиснулись шесть красных лиц (официанты), кричащих: «Тетя Женя, быстрее, кя хе!». Через неделю я сказала, что это не мое, и хозяйка предложила должность внутреннего бухгалтера.

Чтобы стать бухгалтером, нужно пройти ключевые позиции ресторана (кроме шашлычника): поэтому месяц работала барменом, месяц — менеджером, месяц — кассиром и так далее. Как бухгалтер вела учет продуктов и если находила недостачу, то штрафовала персонал. Например, если не знать, что мясо после мариновки тяжелеет, то сотрудники могут присвоить разницу в весе.  Однажды путем сверки выданного мяса и остатков выявила, что официантка продала в обход кассы два больших кавказских шашлыка.

Вот так днем вела учет продуктов, а вечерами пела в том же ресторане. Работала в смену с певицей Настей, которая оказалась чудесным человеком. Именно она уговорила создать «Чанми». Поначалу грызли сомнения: на Сергели уже есть несколько коллективов, пойдут ли ко мне? Но Настя сказала: «Если любишь детей, то все получится» — и мы пошли расклеивать по району объявления о наборе в танцевальный коллектив.

«Женя, ты — камикадзе!»

Название «Чанми» придумала Алла Семеновна, хозяйка ресторана Garden. В переводе с корейского оно означает «роза». С самого начала я решила, что костюмы буду шить сама. Во-первых, хотелось, чтобы ансамбль радовал глаз одинаковыми нарядами. Если поручить шитье родителям, то будут небольшие отличия. Каждому же хочется сшить ребенку костюм чуть получше — юбку попышнее, блесток побольше. Во-вторых, в коллективе появляются новенькие, и на базаре может не оказаться ткани нужного оттенка.

Так в квартире застучала швейная машинка, а семья начала жить очень экономно. На меня обижался сын: в 17 лет хочется погулять, а мать не дает денег, потому что вложила их в ткани и фурнитуру. Настя говорила: «Женя, ты — камикадзе», — руки огрубели от работы с плохо гнущейся проволокой, зато у моих девочек появились красивые костюмы. То, что родителям не приходится шить наряды для выступлений — плюс «Чанми».

Поначалу я арендовала залы для занятий в школах, сменила много мест, потому что чуть детей прибавится — и администрация поднимает плату. А доходов от занятий на самом деле было немного. Я продолжала петь в ресторанах, чтобы прокормить сына и дочь. Только года полтора назад получилось оставить пение и сосредоточиться на «Чанми».

В тот сложный период мне очень помогли родственники. Мы 6 лет жили бесплатно на квартире тети Полины, а тетя Уля и дядя Леня поддерживали и морально, и материально.

Взрослые не всегда поступают честно и правильно

Первый конкурс молодой ансамбль «Чанми» проиграл, причем так несправедливо! Нас засудили. Помню, как шли после проигрыша к дороге, мои девочки плакали, одна мама тоже плакала, я пребывала в шоковом состоянии. Мы рассчитывали хотя бы на второе место, а в итоге не получили даже грамоты. Тогда я сказала:

— Дети, вы проиграли не потому что станцевали хуже, а потому что взрослые не всегда поступают честно и правильно. Я вас поддерживаю и жалею. И больше никогда не поведу на конкурсы, чтобы вам не пришлось испытать это снова.

Я на три дня слегла в постель от стресса. А через некоторое время мы разговорились с Людмилой Львовной Ли, заведующей отделом культуры АККЦУ, мамой блогера Саши Ли, которая сказала: «Выводи детей на сцену. Даже если кажется, что нет справедливости — все равно выводи».

Конкурс «Жозиба болажонлар»: это сделали МЫ!

Когда коллега предложила принять участие в телевизионном проекте «Жозиба болажонлар» на канале ZOR-ТВ, я первым делом собрала старшую группу. Мы команда, и решение нужно принять сообща:

– Пойдем?

– Пойдем.

 -Порвем?

– Порвем!

– А если будет несправедливо, переживать не будем?

– Не будем!

Все оказалось справедливо — «Чанми» победил. Когда объявили результаты — что тут началось! Так кричали от радости, что чуть не охрипли.

Участие в конкурсах требует больших затрат сил и времени. Мало поставить номера, отработать синхронность и красоту движений — нужно и во время соревнований держать себя в руках и присматривать за родителями. Для каждого его ребенок — самый лучший и талантливый, поэтому иногда у мам сдают нервы и они идут выяснять отношения с жюри.

Но эмоции, которые испытывает ребенок от победы, невозможно забыть! Вот ты стоишь на сцене, гремят аплодисменты, тебя наполняет ощущение победы, которое останется на всю жизнь. А главное, что это сделали мы: не я, не они, а именно мы вместе. Такое дорогого стоит, особенно для преподавателя. Дети же беззаботны, их дни полны другими интересами и увлечениями, а моя жизнь наполнена «чанмишками». Уже сейчас я со страхом думаю о том моменте, когда старшие девочки решат уйти. Я так не хочу, чтобы это произошло, мне грустно оставаться без них!

В танцах остаются только сильные

На занятиях я не сюсюкаю — нет такого в характере. Танцы — это тот же спорт, остаются только сильные. Иногда приходит мама и говорит: «Ой, дочь целыми днями перед телевизором скачет! На танцах ей точно понравится». Но скакать — это одно, а день за днем отрабатывать элементы — другое. Поэтому я даю новеньким неделю: походить, попробовать, понять, хочется ли продолжать. Остаются те дети, в которых горят желание и характер. В «Чанми» есть девочка, у которой болят ноги. Родители уговаривают бросить танцы, но она продолжает заниматься и выкладываться на 100%. С виду тихая, скромная, но внутри стальной стерженек.

Я учу «чанмишек» дружбе. Часто на занятиях девочки берут по 2–3 ученицы из младшей группы и отрабатывают с ними движения. Мелкие смотрят с восторгом и обожанием, ведь старшие для них авторитет. А в конце я говорю: «Молодцы! Теперь обнимите учителей и поблагодарите!». Объятия и совместная работа сближают.

Перед выходом на сцену обязательно обнимаю каждую девочку и даю короткое напутствие: «Артистизма! Покажи все, на что способна! Улыбайся!». А после выступления дети несутся ко мне с вопросом: «Куда пойдем покушать?». Это традиция «Чанми» — после конкурса или концерта отправиться всей командой в фастфуд или шашлычную.

За те шесть лет, что существует ансамбль, я стала более уверенной в себе. Раньше сомневалась, думала, что не получится, а сейчас точно знаю, что получится все. У меня лучшие девочки, обожающие танцевать, а у них — лучшие родители, готовые в любой момент помочь и поддержать!

Памятка для родителей

Зачем отдавать ребенка на танцы

Занятия танцами — это здоровье. У ребенка формируется правильный прогиб спины, который не давит на внутренние органы. Появляются красивая осанка, плавность движений и уверенность в себе.

В каком возрасте нужно отдавать на танцы?

Оптимальный возраст — с 6 лет. Дети более младшего возраста еще не способны отрабатывать элементы, не разбирают, где право, где лево. Правда, в «Чанми» есть две девочки, которые занимаются с 4 лет, но это исключение.

Насколько важны природные данные?

Не очень важны. Важнее характер и любовь к танцам.

Екатерина ЦОЙ,

фото из архива Евгении КИМ, ансамбля «Чанми»

***

Источник: Газета “Корейцы Узбекистана” № 14 (18)

Мы в Telegram